» » » В Первоуральске начался открытый процесс по делу Гартмана. Бывший архитектор запрещает себя снимать
В Первоуральске начался открытый процесс по делу Гартмана. Бывший архитектор запрещает себя снимать 15:59 Пятница 6 302
1-02-2019, 15:59

В Первоуральске начался открытый процесс по делу Гартмана. Бывший архитектор запрещает себя снимать

А где остальная администрация?


Сегодня состоялось первое заседание по делу бывшего главного архитектора Константина Гартмана. В этот раз старший помощник прокурора зачитала материалы обвинения. И дали показания двое потерпевших — Владимир Симаков и Андрей Балчугов.

— Я Гартмана вижу четвертый раз в жизни. Мне без разницы, что с ним будет. Он нам не помог решить проблему, вот и все, — говорит потерпевший Владимир Симаков.
— Мне тоже все равно, что с ним будет. Мы хотим нормально строиться, — отвечает второй потерпевший Андрей Бальчугов.

Они пришли на заседание потому, что хотят привлечь внимание к своей проблеме. Оба получили участки в Билимбае, которые оказались землями федеральных лесов. Владимир построил дом, а еще не может. Хотя обоим выдали разрешение на строительство. И сделал это Константин Гартман, будучи главным архитектором Первоуральска.

У Владимира Симакова приподнятое настроение. Он показывает журналистам график судебных заседаний по делу Гартмана. Расписан весь февраль. Среди фамилий свидетелей — Солдатов, Крючков, Руденко и другие. Словом, чиновники администрации. Вместе с ними — Дмитрий Сарафанов, экс-директор управляющей компании «Уралагрострой». Тоже известная для Первоуральска личность.

В зале суда Константин Гартман запрещает себя снимать. Судья поддерживает ходатайство. 

В начале заседания выясняется: не явился один потерпевший  — представитель Департамента Лесного Хозяйства. Он прислал ответ судье — руководство не дает  денег на командировку в Первоуральск. Старший помощник прокурора Наталья Рогатнева просит повторить вызов. Адвокат подсудимого Павел Манкевич более категоричен:

— Это не уважительная причина — нехватка денег на проезд из Екатеринбурга в Первоуральск. Нам тоже нужно задать потерпевшему вопросы. Уважаемый судья, не стоит ли поставить вопрос о принудительном приводе потерпевшего? 

Когда помощник прокурора начинает читать обвинение, у Константина Гартмана трясутся руки. Он нервно вертит пальцами тонкий цветной маркер. Переживает. Адвокат Павел Манкевич едва сдерживает зевоту. Второй адвокат — Алексей Пупков с непроницаемым лицом смотрит перед собой — в окно, где идет снег. И только потерпевший Владимир Симаков улыбается.

Помощник прокурора начинает читать обвинение. Голос срывается. На задних рядах едва можно что-то различить.
Адвокат снова зевает. Владимир Симаков что-то пытается разобрать, комментирует, улыбаясь.

Прокурор набрала темп — читает ясно и отчетливо. Адвокат Манкевич утирает слезы от зевоты. И уже не стесняясь присутствующих, не прикрывает рот рукой. Листает материалы, чтобы не уснуть. Константин Гартман пишет на обороте документов.

В итоге экс-чиновника обвиняют в следующем:
 
  • ч.6 ст. 290 — получение взятки:
 
Получил в безвозмездное пользование 2 паркинга по 500 000 тысяч рублей в одном из жилых комплексов, на счет его аффилированной организации было переведено более 700 000 тысяч рублей, с марта 2016 по 2017 год получал от застройщика каждый месяц мелкие суммы по 25 — 30 тысяч рублей. Так, по версии следствия, Гартман получил более миллиона рублей за то, что оказывал покровительство застройщику «Дельта Строй»;
  • ч.1 ст. 285 — злоупотребление должностными полномочиями:
Получил 30 тысяч от гражданина Сарафанова за перевод земельного участка из категории курортной зоны под индивидуальное жилое строительство. Комиссия по выбору земельных участков. Гартмана не было на заседании. Но был представитель прокуратуры, который не дал этого сделать;
 
  • ч.1 ст. 286 — превышение должностных полномочий:
 
Выдал два разрешения на строительство жилых домов — Владимиру Симакову и Андрею Бальчугову.

Гартманом заинтересовались после того, как прокуратура обнаружила неточности в декларации о доходах главного архитектора. В частности, экс-чиновник не указал, что владеет двумя подземными паркингами, которые стоят 500 000 рублей — как пояснила представитель стороны обвинения журналистам. И после этого прокуратуре удалось выяснить информацию о взятках.

Гартман снова вертит карандаш. Адвокат Манкевич мужественно борется со сном. Но почти сдался. Пишет что-то в заметках, нашел пятно на рубашке и начал оттирать. Прошел почти час. Только Владимир Симаков и судья слушают. Симаков — с азартом— эх, наворотил делов-то архитектор! Судья — сосредоточенно.

Обвинение заканчивает. Все участники процесса более-менее оживились. Судья дает слово защите. Павел Манкевич окончательно победил сон:

— Мы полтора часа слушали обвинение, — он намеренно подчеркивает это, — и мы намерены доказать, что наш клиент невиновен.
— Подсудимый, вину признаете?
— Нет.

Начинают давать показания свидетели. Владимир Симаков просит выделить вопрос по земле в Билимбае в отдельное производство. Судья предлагает сформулировать и подать ходатайство. Адвокаты Гартмана улыбаются, разве что не смеются. Прокурор задает вопросы Владимиру Симакову. Тот отвечает:

— Да мне от этого разрешения на строительство ни жарко, ни холодно.
— Зачем вы его оформили?
— Чтобы все по правилам было.

Гартман в это время что-то пишет в бумажке со списком свидетелей. Владимир Симаков продолжает:
— Бог ему судья. Никаких требований нет. Я хочу обратить внимание на нашу  проблему. Даже прокуратура ничего не может сделать. 90 процентов этого дела — взятки и коррупция. А мы пострадавшие. Мы никому не давали взяток. Но нам не дают жить. Я удивлен, что Гартман один здесь сидит, взял все на себя. А где остальная  администрация?

К трибуне подходит следующий потерпевший:
— Вижу второй раз в жизни Гартмана.

Андрей Балчугов взял участок в аренду на 20 лет в 2015 году. Дату получения разрешения на строительство не помнит — примерно март 2017 года. При получении документов ему никто не объяснил, что это земли Департамента Лесного хозяйства. Разрешение Андрей получил, чтобы делать все по закону. Но дом так и не построил. Сделал только забор и 1-й этаж, пишет Шайтанка.ру

— Считаете ли вы, что вам причинен вред? — спрашивает адвокат.
— Если меня попросят уйти с этой земли, то будет. Я же деньги вложил. Но исковых требований нет.

Защита делает упор на аргументы — сносить дом и забирать участки не собираются. Конкретного ущерба сейчас нет. Как и на момент выдачи разрешения на строительство.

— Мы докажем, что обвинение несостоятельно. Всего того, что вменяется моему подзащитному, он не мог совершить. Взятки он не брал.
— Вашего клиента подставили?
— Я не могу так сказать. Сложилась определенная совокупность обстоятельств, что дело было направлено в суд. И есть намерение у определенных лиц направить уголовное дело в отношении моего подзащитного в суд.
Сторона обвинения по этому вопросу поясняет:
— В этом эпизоде ущерб — это репутационный ущерб. Это падение авторитета органов муниципальной власти. Потерпевшие получили разрешения на строительство, живут и не знают,  что будет дальше.

С процесса уходит довольным Владимир Симаков. Все в том же приподнятом настроении — шутит и смеется. Его проблему выслушала судья. И адвокат защиты Павел Манкевич.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.