Собака — как табельное оружие

USD 57.3392 CNY 86.6753
EUR 67.4596 JPY 51.1250
в Первоуральске °C
Опрос
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Собака — как табельное оружие

Дата: 16 август 18:55

О специфике работы кинологов рассказала прапорщик полиции Наталья Мирошниченко.

 

Наталья Мирошниченко признается, что попала в полицию по «большому призванию». Уверяет, что даже если бы жизнь сложилась не так, как сейчас — все равно стала бы кинологом, и больше никем. Собак обожала с детства, поэтому и работу решила связать с четверолапыми любимцами. О том, как воспитать настоящую служебную собаку «Городским вестям» рассказала Наталья Мирошниченко.

 

Все собаки — личные

В полицию Наталья Евгеньевна решила устроиться сразу после школы. И именно на должность кинолога. С собаками возилась с детства.

— Когда я была маленькой, у меня была немецкая овчарка Альфа. Все свободное время я посвящала ей. Даже обучение взяла под свой контроль — за «Восходом» раньше был клуб служебного собаководства, я ходила туда ее дрессировать.

 

Первого же служебного пса звали Брайнс.

 

Вся работа со служебной собакой заключается в том, что ты ухаживаешь за ней, воспитываешь, тренируешь, — перечисляет Наталья Евгеньевна. — Собака, как и сам полицейский, заступает в наряд на сутки, в ночное время находится в патруле. Если в команде есть пес, намного легче поймать преступника по горячим следам.

Собак кинологам выдают. Но можно и самому приобрести себе напарника — его поставят на баланс после тестирования.

 

— За 19 лет службы у меня все собаки были личными — от первой до последней, — продолжает Наталья Мирошниченко. — Я сама их покупала, сама с ними занималась. Собаку не возьмут на службу, если она не прошла тестирование. В зональном центре, в Екатеринбурге, проверяют животных «на психику», на раздражительность — как собака относится к посторонним, как воспринимает громкие звуки, как слушается хозяина. Конечно, есть собаки, которые непригодны для службы в полиции — либо они чересчур агрессивные, либо боязливые — но у меня таких ни разу не было.

 

Можно брать и лепить

На службе собака должна быть уравновешенной, подчиняться хозяину. Не должна бояться посторонних людей, громких хлопков или автомобилей.

— Вообще, это заложено в собаке генетически, но при помощи постоянных занятий все эти качества в собаке можно развить, — говорит Наталья Мирошниченко. — Какие-то моменты в поведении пса можно подкорректировать. Я, разумеется, всегда выбираю себе пса по принципу профпригодности — таких наметанным взглядом видно сразу. Я похлопаю в ладоши — посмотрю, как щенок реагирует. Погремлю ключами. Присмотрюсь, как он в принципе себя ведет, когда видит нового человека — идет ли на контакт. Если щенок отвечает всем требованиям, можно брать и лепить из него настоящего служебного пса.

 

Как говорит Наталья Евгеньевна, собака не может быть «универсальной» — должна подчиняться только своему хозяину.

— Собака — это как табельное оружие, она — только моя, ее нельзя никому передать, — говорит прапорщик полиции. — Говоря казенным языком, это не просто животное, а спецсредство.

 

Как и у людей, у собак в полиции есть свои профили: кто-то ищет оружие, кто-то — наркотики, кто-то — преступников по запаховому следу.

 

— У каждого человека свой запах, собака его вычленяет и идет по нему, как по ниточке, — продолжает Наталья Мирошниченко. — Разговоры про то, что служебных собак кормят наркотиками, чтобы они смогли без труда находить их в любом месте — чистой воды ерунда. Есть специальные запаховые имитаторы, на которых собака обучается. С наркотическим веществом собака в контакт не вступает.

 

Не доверяет — не работает

Наталья Евгеньевна уверяет, что показывать свой характер настоящая служебная собака не станет ни в коем случае — нет такого, что псина обиделась на хозяина и перестала его слушаться.

 

— Если ты с собакой все время занимаешься, поддерживаешь ее физические и умственные способности, она будет слушаться, — объясняет Наталья Мирошниченко. — Это вопрос дисциплины, которая у служебных собак очень развита.

 

Сейчас Наталья работает в паре с ризеншнауцером Бастой. Пес работает по общему розыску — выслеживает преступников по запаху.

 

— Порода мохнатого сослуживца как таковой роли не играет. Конечно, есть какие-то минимальные особенности поведения у собак разных пород, но все зависит, прежде всего, от дрессировки. Какого пса ты хочешь увидеть, такого и воспитаешь. Если собака готова тебе служить, если она хочет тебя радовать своими успехами, никаких сложностей в работе не возникнет. Самое главное — добиться контакта с животным, чтобы оно захотело слушаться, захотело угодить. Мой метод — это доверие. Пока собака тебе не доверяет, она с тобой полноценно не работает. «Кнутом» ничего добиться нельзя. Пес будет бояться, у него не будет желания делать все хорошо. Начнет «косячить», лишь бы ему не попало. Какая же это работа?

 

На службе не гибнут

Наталья Евгеньевна говорит, что выбирать между коллегами-людьми и коллегами-собаками не приходится — ей одинаково комфортно общаться и с теми, и с другими.

 

— У меня сейчас дома живет только служебная собака, — говорит кинолог. — Домашние к ней относятся спокойно. Она тоже ко всем дружелюбна. Это — азы воспитания. Собаку первым делом нужно научить послушанию. Принес щенка двухмесячного домой, и сразу же начинаешь его учить. Потом переходишь к спецкурсу.

 

Собака учится все жизнь — помимо служебных занятий, есть еще и «домашние задания».

 

— Когда собака работает, она не получает никакого поощрения, — рассказывает Наталья Мирошниченко. — Но чтобы желание работать не пропадало, мы делаем «учебный след», где животное за хорошую работу получает вкусняшки. Если не поощрять псинку, желание работать у нее вскоре пропадет.

Постоянно находиться рядом с собакой Наталья Мирошниченко не устает. Говорит, что это — большое удовольствие.

 

— Басте сейчас всего четыре года, — рассказывает про свою напарницу Наталья Евгеньевна. — Она веселая, общительная. Никаких нормативов по длине шерсти или хвоста для служебных собак нет — главное, чтобы нос работал хорошо, но я все равно стараюсь следить за внешним видом Басты.

 

Собака может служить в полиции в течении восьми лет. Потом уходит на заслуженный отдых. Но бывают и исключения — если пес хорошо зарекомендовал себя, то может продолжить службу и дальше.

 

— Собаки каждый год проходят диспансеризацию, сдают анализы, состояние их здоровья — под постоянным контролем, — продолжает Наталья Мирошниченко. — Мы собак бережем, в первоуральской полиции не было такого, чтобы пес погиб на службе.

 

Долго думать головой

Наталья Мирошниченко говорит, что «пенсию» пес может провести либо в «приемной» семье, куда его отдают после службы, либо инструктор может оставить любимца себе.

 

— Моя любовь к собакам с годами не ослабевает, несмотря на то, что кусали они меня не раз, — улыбается Наталья Евгеньевна. — Я понимаю, что просто так пес не укусит, моя вина всегда была — провоцировала животное.

Наталья Мирошниченко считает, что, прежде чем взять к себе животное, нужно долго думать головой.

 

— Собака — это не игрушка, это полноценный член семьи на ближайшие 15 лет. Прежде чем взять пса в дом, нужно взвесить все плюсы и минусы несколько раз. А поиграться и выбросить… Это не по-людски.

 

Городские Вести

Метки: прапорщик полиции Наталья Мирошниченко ОМВД Первоуральск
Комментарии
Добавить комментарий
Картина недели